САША ЧЕРНЫЙ
ГЛАВНАЯ
«Одни кричат: „Что форма? Пустяки! Когда в хрусталь налить навозной жижи — не станет ли хрусталь безмерно ниже?“
Другие возражают: «Дураки! И лучшего вина в ночном сосуде не станут пить порядочные люди».
Им спора не решить... А жаль! Ведь можно наливать... вино в хрусталь».

хххххххххххххххххх

Мы культурны : чистим зубы , рот и оба сапога .
В письмах вежливы сугубо – «Ваш покорнейший слуга» .
От чего ж при всяком споре , доведенном до конца ,
Мы с бессилием глупца , подражая папуасам ,
Бьем друг друга по мордасам .
Правда чаще – языком . Но больней , чем кулаком .

хххххххххххххххх

Раз двое третьего рассматривали в лупы .
И изрекли : «Он глуп» .
Весь ужас здесь был в том , что тот кого они признали дураком
Был умницей . Они же были глупы .

ххххххххххх

Умный слушал терпеливо излиянья дурака :
"не затем ли жизнь тосклива , и бесцветна , и дика ,
Что вокруг , в конце концов , слишком много дураков ?"
Но , скрывая желчный смех , умный думал , свирепея :
"он считает только тех, кто его еще глупее,-
"слишком много" для него...
Ну а мне-то каково !?"

ххххххххххх

Ослу образование дали .
Он стал умней ? Едва ли .
Но раньше , как осел , он просто чушь порол .
А нынче – ах злодей , он с важностью педанта
При каждой глупости своей ссылается на Канта .

ххххххххххххххх

Дурак рассматривал картину – лиловый бык лизал моржа .
Дурак пригнулся , сделал мину и начал :
«Живопись свежа … Идея слишком символична ,
Но стилизовано прилично» .
(Бедняк скрывал сильней всего , что он не понял ничего) .

хххххххххххххх

Трагедия

Рожденный быть кассиром в тихой бане
Иль агентом по заготовке шпал,
Семен Бубнов сверх всяких ожиданий
Игрой судьбы в редакторы попал.

Огромный стол.перо и десть бумаги-
Сидит Бубнов,задравши кнопку-нос...
Не много нужно знаний и отваги,
Чтоб ляпать всем:"возьмем", "не подошло-с!"

Кто в первый раз-скостит наполовину,
Кто во второй- на четверть иль на треть...
А в третий раз-пришли хоть требушину,
Сейчас в набор,не станет и смотреть!

Так тридцать лет чернильным папуасом
Четвертовал он слово,мысль и вкус,
И наконец опившись как-то квасом,
Икнул и помер,вздувшись,словно флюс.

В некрологах,средь пышных восклицаний,
Никто,конечно,вслух не произнес,
Что он,служа кассиром в тихой бане,
Наверно,больше б пользы всем принес.

хххххххххххххххххх

Читатель

Я знаком по последней версии с настроеньем Англии в Персии
И не менее точно знаком с настроеньем поэта Кубышкина,
С каждой новой статьей Кочерыжкина и с газетно-журнальным песком.
Словом, чтенья всегда в изобилии -- недосуг прочитать лишь Вергилия
Говорят: здоровенный талант!
Да еще не мешало б Горация -- тоже был,говорят, не без грации...
А Шекспир,а Сенека, а Дант?
Утешаюсь одним лишь -- к приятелям (чрезвычайно усердным читателям)
Как-то в клубе на днях я пристал : "Кто читал Ювенала , Вергилия?"
Но ,увы, (умолчу о фамилиях) , оказалось,никто не читал!
Перебрал и иных для забавы я : кто припомнил обложку , заглавие ,
Кто цитату , а кто анекдот , имена переводчиков , критику...
Перешли вообще на пиитику -- и поехали-пылкий народ !
Разобрали детально Кубышкина , том шестой и восьмой Кочерыжкина ,
Альманах "Обгорелый фитиль", поворот к реализму Поплавкина
И значенье статьи Бородавкина"о влияньи желудка на стиль"...
Утешенье , конечно , большущее ... Но в душе есть сознанье сосущее ,
Что я сам до кончины моей , объедаясь трухой в изобилии ,
Ни строки не прочту из Вергилия в суете моих пестреньких дней!

хххххххххххххх

Всероссийское горе .

Итак начинается утро .
Чужой , как река Брахмапутра , в 12 влетает знакомый .
«Вы дома ?» К несчастью я дома .
В кармане послав ему фигу , бросаю немецкую книгу
И слушаю , вял и суров , набор из ненужных мне слов .
Вчера он торчал на концерте . Ему не терпелось до смерти
Обрушить на нервы мои дешовые чувства свои .
Обрушил ! Ах в 2 по полудни мозги мои были , как студни .
Но дверь запирая за ним и жаждой работы томим ,
Услышал я новый звонок : пришел первокурсник – щенок .
Несчастный влюбился в кого-то .
С багровым лицом идиота кричал он о ней , о богине .
А я ее толстой гусыней в душе называл беспощадно .
Но слушал . С улыбкою стадной , кивал головою сердечно .
И мямлил : «Конечно , конечно» .
В 4 ушел он … в 4 ! Как тигр я шагал по квартире .
В 5 ожил и , вытерев пот , за прерванный сел перевод .
Звонок . С добродушием ведьмы , встречаю поэта в передней .
Сегодня собрат именинник .И просит дать в займы полтинник .
С восторгом . Но он остается ! В столовую томно плетется .
Извлек из-за пазухи кипу . И с хрипом , и сипом , и скрипом
Читает , читает , читает .
А бес меня в сердце толкает : ударь его лампою в ухо !
Всади кочергу ему в брюхо .
Звонок … Шаромыжник бродячий , случайный знакомый по даче
Разделся , подсел к фортепиано . И лупит .
Неправда ли странно ?
Какие-то люди звонили , какие-то люди входили .
Боясь , что кого-нибудь плюхну , я бегал тихонько на кухню .
И плакал за вьюшкою грязной над жизнью своей безобразной .

ххххххххххххххх

Почему-то у толстых журналов , как у толстых девиц средних лет ,
Слов и честного мяса не мало . Но совсем темперамента нет .



Хостинг от uCoz